Страница 1 из 1

А.П.Иващенцев Дрессировка и натаска охотничьих собак

СообщениеДобавлено: 11 мар 2011, 20:15
zhanat
А.П. ИВАШЕНЦЕВ
ДРЕССИРОВКА И НАТАСКА ОХОТНИЧЬИХ ЛЕГАВЫХ СОБАК

У нас принято считать дрессировку и натаску легкой собаки делом исключительно трудным, требующим массы времени, труда и особых знаний и опыта. Все это верно, если охотнику попадает в руки не кровная, породистая собака, унаследовавшая в целом ряде поколений охотничьи качества и инстинкт, а какой-нибудь вымесок, которому надо прививать страсть к охоте и стойку, у которого надо вырабатывать послушание и опыт, заменяющие прирожденную мягкость и ум кровной собаки, ее охотничьи инстинктивные сноровки. Вот почему всякому охотнику, желающему получить собаку, способную доставить ему истинное наслаждение на охоте, следует прежде всего добиваться собаки кровной, происходящей от хороших полевых работников в целом ряде поколений.
Если удастся добыть кровного, породистого, происходящего от хороших полевиков, щенка в возрасте двух-четырех месяцев, то дрессировка и натаска его истинному охотни-ку ничего, кроме удовольствия, не доставит. По опыту говорю, что происхождение щенка от полевых работников имеет огромное значение.
Одна кровность далеко не гарантирует полевых качеств, и охотничьи инстинкты несо-мненно атрофируются у щенка, происходящего хотя и от кровных собак, но в предыду-щих поколениях не работавших в поле, а бывших только комнатными или выставочными экземплярами. Эти инстинкты можно возродить, но это уже потребует терпения, труда и времени.
К воспитанию охотничьей собаки следует приступить в самом раннем возрасте и начи-нать его надо с дрессировки, щенок трех месяцев уже вполне способен понимать некото-рые предъявляемые к нему требования и подчиняться им, и вот с этого-то раннего возрас-та и необходимо начать внушать ему основные требования дрессировки.
Само собою разумеется, что первые уроки должны быть кратки и неутомительны для ученика. Они, прежде всего, не должны надоедать ему. Несколько минут в день более чем достаточно для него.
Прежде чем говорить об уроках, необходимо сделать несколько предварительных ука-заний, без исполнения которых успех немыслим:
1. Раздражение наставника безусловно недопустимо: если он только почувствует, что начинает сердиться, надо прекратить урок и возобновить его только после полного успокоения.
2. Обучение, конечно, не обойдется без наказаний. Наказание должно состоять из од-ного-двух ударов хлыстом, более или менее сильных, смотря по вине и по возрасту собаки, но применять наказание можно только при полной уверенности, что собака хорошо понимает предъявленное к ней требование и не исполняет его исключи-тельно по упрямству и нежеланию, а отнюдь не по непониманию. Наказывать мож-но только будучи совершенно спокойным, и наказание никогда не должно иметь характер битья. Можно только ударить, затем усмирить собаку и повторить удар. Если такое наказание не помогает, остается взять собаку на сворку и положить на более или менее продолжительное время.
3. Все приказания следует отдавать решительным, но тихим голосом, чтобы собака только слышала приказание. Крик и громкие возгласы портят дело: щенок живо к ним привыкает и перестает обращать на них внимание.
4. Приказания надо сопровождать, по мере возможности, соответствующими жеста-ми. И так как на охоте гораздо выгоднее легким свистом обратить на себя внимание собаки и знаком показать, что надо делать, то, естественно, необходимо стремиться к тому, чтобы со временем приказания заменить жестами. Жест бесшумен и виден на расстоянии.
5. Все действия наставника должны быть спокойны. К собаке нельзя подбегать, никогда не следует ее ловить. Порывистость, раздражение, крик, ловля пугают собаку, а страх, конечно, лишает ее способности соображать и понимать требование. Ласка, лакомства, определенность требований и настойчивость – вот верные средства добиться успеха.
Начинать дрессировку надо, играя со щенком и приучая его к себе. С этой целью трех-месячного щенка лакомят каким-нибудь вкусным кусочком, называя при этом по имени. Затем, несколько отойдя, опять называют имя щенка, и когда он, слыша голос, взглянет, показывают ему кусочек. Он живо сообразит, что за кусочком надо пойти, и таким обра-зом в какие-нибудь три-четыре дня узнает свою кличку. Когда щенок выучится прибегать на кличку, надо будет заменить ее едва слышным свистом и таким же способом приучить щенка к свистку. Когда он узнает значение свиста, нужно перестать призывать его голосом и пользоваться для этого только свистом. Конечно, свист всегда должен быть одинаковый и, по возможности, короткий и тихий. Вот с того момента, когда щенок будет хорошо знать свист и приходить на него, и можно, собственно, начинать дрессировку.
Краеугольным камнем всего обучения должно быть умение щенка ложиться по перво-му требованию. Если от собаки удается добиться, что б она по первому приказанию, дан-ному голосом или знаком, будет ложиться на том самом месте, где ее это приказание за-станет, можно считать, что половина дела сделана и с собакой, как бы она горяча не была, справиться удастся. Приказание ложиться можно отдавать кратким и хорошо слышным словом: "лежать"; жестом будет поднятая кверху всегда одна и та же рука. Для приучения щенка ложиться надо взять в правую руку лакомый кусочек и, подозвав щенка, положить ему на спину левую руку. При этом надо опуская правую руку до полу, повторять – "ле-жать" и с каждым приказанием слегка левой рукой нажимать на щенка до тех пор, пока правая рука не коснется пола, и щенок под напором левой руки не ляжет. Как только он коснется пола, надо сказать: "возьми", и дать ему кусочек. Повторять это надо сначала раза по три, по четыре и останавливать урок, хотя бы щенок и ложился только под усили-ем руки. Повторять урок можно раза по 3-4 в день; значит, всего он в день занимает 13-15 минут. Скоро щенок поймет, что для получения кусочка надо ложиться, и тогда уже надо заставлять его ложиться только словом "лежать", без помощи рук, и награждать кусочком только после отчетливого исполнения приказания.
Когда щенок начнет ложиться без помощи левой руки, по одному приказанию, то слово "лежать" необходимо сопровождать поднятием кверху руки и держанием ее в воздухе, пока щенок не ляжет, а затем и совсем заменить приказание одним поднятием руки; для этого надо подождать минуту, когда щенок смотрит на наставника, поднять руку, и, если он не поймет – не ложится, то сказать: "лежать". Если он ляжет по поднятию руки, то его надо поласкать или угостить и отпустить словом "иди", опустив руку. Но пока рука поднята, он должен лежать и попытки встать надо остановить словами "лежать". Приучить щенка ложиться в комнате около себя можно за неделю, занимаясь не более 12 минут в день и принимаясь за урок раза четыре-пять. Но, приучив щенка ложиться, надо отнюдь не бросать этого урока, а часто повторять его и требовать от щенка безусловного исполнения приказания. На этом основывается весь дальнейший успех.
Приучая щенка ложиться и вознаграждая его за исполнение приказаний, надо давать лакомства, пока он лежит, удлиняя с каждым уроком время между тем моментом, как он ляжет, и тем, когда ему будет дан кусочек. Отнюдь нельзя позволять щенку после того, как он лег, подниматься и подходить за кусочком, а дав кусочек, надо сказать щенку: по-ди" или "ступай", освободив его этим приказанием от необходимости лежать.
По мере усвоения урока надо требовать, чтобы щенок вставал и уходил только после того, как ему это будет позволено словом "поди" или "ступай", или когда рука будет опу-щена.
Научив собаку ложиться около себя, надо будет отдавать приказание: "лежать" на рас-стоянии, сперва, конечно, близко от себя, чтобы иметь возможность силой уложить щен-ка, а затем все дальше и дальше, т.е. через комнату, через двор и т.д. Постепенно увеличи-вая расстояние, следует добиваться, чтобы собака ложилась при подъеме руки, где бы ее этот жест не застал. Если собака, исполнив приказание "лечь" на расстоянии, встанет до позволения, то надо взять ее за ошейник, привести на место, где она легла, и уложить, требуя, чтобы она лежала, пока не получит позволения уйти. Сперва надо при этом быть около щенка, а затем удаляться, требуя, чтобы собака продолжала лежать. Если собака при этом все-таки будет вставать, то придется прибегать к привязыванию ее к колышку. Для этого в нескольких местах вбивают почти вровень с землею колышки с веревочкой и карабинчиком, на который легко было бы прихватить собаку, например, карабином к ко-лечку ошейника; подозвав собаку, укладывают ее у колышка и отходят. Попытки встать не удаются, а приказания "лежать" укладывают волей-неволей собаку.
Когда она успокоится и останется лежать, к ней надо подойти, приласкать, отцепить незаметно карабинчик и словом "поди" отпустить ее. К этой крайней мере прибегать, впрочем, не приходится, если наставник последователен, настойчив и если расстояния, с которых отдается приказание "лежать", увеличиваются последовательно и понемногу. Приучив щенка хорошо приходить на свисток и ложиться в комнате, можно взять его на прогулку и расширить его образование приучением ходить на цепочке, затем у ноги и уходить только по приказанию.
Перед выходом на прогулку надо приучить щенка к ошейнику и цепочке в комнате или в огороженном пространстве. Выйдя на прогулку, надо сперва взять щенка на цепочку и, отойдя несколько шагов, приказать "лежать ". Затем отцепить цепочку и с приказанием "поди", махнуть рукой от себя вперед. Щенок кинется бежать. Дав ему побегать, в ту минуту, когда он будет более или менее близко, свистнуть, и если он придет – приласкать, угостить и опять отпустить словом "поди" и жестом вперед. После двух или трех приходов на прогулке надо его подозвать и, когда он подойдет, приказать ему "лежать".
Таким образом, увеличивая с каждой прогулкой требования, легко взять собаку в ру-ки. Когда собака будет хорошо подходить на свисток, можно приучить ее идти у ноги.
Для этого надо взять ее на цепочку и, при порыве вперед, одергивать слегка, говоря: "назад" или "к ноге". Надо делать так, чтобы собака всегда шла с одной стороны и лучше слева. Конечно, прогулки у ноги, очень неприятные щенку, должны быть сначала коротки и удлиняться постепенно.
Приучив щенка ходить на цепочке, можно тем же способом приучить его ходить у но-ги без цепочки. Если же щенок без цепочки будет убегать, то придется привязать к ошей-нику щенка сворку и, бросив ее волочиться за щенком, наступать на нее в случае порывов щенка вперед.
Месяцев в 5-6 щенок уже будет прекрасно идти на свисток, ложиться и лежать по при-казанию, ходить у ноги и отправляться вперед не иначе, как по приказанию.
Добившись всего этого, легко будет разработать у него поиск. Для этого надо будет увести щенка с дороги на луг и, отпустив его, идти за ним. Дав ему сделать несколько ша-гов, надо резко свистнуть и, когда он обернется, резким движением руки (если правой – то вправо, а если левой – то влево), указать направление и самому двинуться по направлению руки. В большинстве случаев щенок сразу невольно кидается по заданному направлению. Этот маневр повторяют сперва не часто, чтобы не надоесть ученику, а затем все чаще и систематичнее.
Когда щенок хорошо научится повиноваться руке, его уже в равные, по возможности, промежутки времени отсвистывают менять направление так, чтобы он шел зигзагами по ломаной линии вперед перед наставником, уходя в право и влево, по возможности, на равные промежутки. Вначале, чтобы заинтересовать щенка и дать ему понять выгоду по-слушания руке, указывающей направление, можно разбросать лакомые кусочки мяса и направлять щенка так, чтобы он натыкался на них; затем тут же можно воспользоваться ими для повторения урока "лежать", как только щенок найдет кусок, и урока "возьми".
Такой постепенной подготовкой к 8-меснчному возрасту очень легко научить щенка: идти на свист, у ноги, ложиться на любом месте и менять направление хода по приказа-нию. Это все, что нужно для натаски; при твердом усвоении щенком этих обязанностей натаска не доставит никаких затруднений, так как стойка у кровной собаки, происходящей от полевых производителей, явится сама собой, а удержать собаку от гоньбы дичи и других пороков будет более чем просто.
Нет никакого сомнения, что натаску лучше всего начинать по молодым бекасам и ду-пелям там, где они находятся, а при отсутствии хороших болот – по белой куропатке.
При отсутствии болотной дичи, наиболее пригодной для натаски птицей следует при-знать перепела. Места, в которых водится дичь, в большинстве случаев открыты и дают возможность легко следить за собакой. Болотная дичь и белая куропатка меньше бегут, чем глухари и тетерева.
Далее, в начале июля, молодые куропатки отлично выдерживают стойку и, переместив-шись, скоро дают след. Благодаря открытым местам, всегда легко подвести собаку против ветра, а это необходимо, чтобы она с самого начала стала пользоваться верхним чутьем, а не шла все время низом. Я лично далек от мысли совершенно браковать в собаке умение разобраться по следу низом, но это умение дается ей работой по тетеревам и глухарям, а при начале надо избегать всего, что может научить собаку копаться на одном и том же месте. Молодую собаку лучше всего брать одну; если рисковать брать со старой, то старая должна быть безукоризненно послушной работницей по той причине, что все пороки, – главным образом, гоньба и непослушание, - перенимаются щенком неимоверно быстро. Уж если не хочется очень долго ходить со щенком, лучше отдельно подыскать выводок и, отправив подальше старую собаку, идти с молодой на готовую дичь.
Выходя в поле, надо положить щенка, погладить, послать вперед с командой "поди, " и предоставить собаке искать. Если она кинется по прямой вперед, ее надо отозвать и на-правлять ее поиск перед собой. Напав на след, собака остановится. Вот тут-то и понадо-бятся все предыдущие уроки.
Если собака стала плотно, то надо, не торопясь, подойти к ней и послать ее вперед, по-глаживая и зорко следя за ней. Большую службу может здесь сослужить длинная сворка из веревки в мизинец толщиной. Более тонкая захлестывается, ею можно поранить ноги собаки, а толстая тяжела. Подойдя к собаке, эту сворку, незаметно для нее надо взять в руки. Подвигаясь постепенно вперед, собака подойдет, наконец, настолько близко к дичи, что та взлетит. В самый момент взлета надо коротко и резко крикнуть: "лежать!". Собака, помня эту команду, невольно ляжет, и останется только удержать ее на месте. Тогда надо вернуть собаку на место и уложить. Положив ее, надо дать ей успокоиться и затем послать искать, но ни в коем случае не по тому направлению, куда улетела птица. Это необходимо, чтобы собака совершенно твердо усвоила себе, что бросаться за дичью она не смеет. Послав ее в обратную сторону, надо вслед за этим изменить направление незаметно для собаки и, если на пути не попадется дичи, подвести ее против ветра к переместившейся дичи.
Повторением описанного урока и исчерпывается натаска на первых порах. Когда собака научится отыскивать дичь и будет твердо стоять по ней, следует начать отзывать ее от стойки. Если собака не пойдет от стойки, надо опять пользоваться своркой. Вернувшуюся собаку следует приласкать, полакомить и вновь послать, следя за тем, чтобы она шла прямо к месту стойки и не отвлекалась в поиск.
При взлете птицы безусловно необходимо требовать, чтобы собака ложилась. Должна она будет ложиться и при выстреле.
Разработкой поиска, хорошей, разумной стойкой, правильной отнюдь не бесконечно медленной подводкой к дичи, отходом от стойки и лежкой при взлете и выстреле оканчи-вается натаска, необходимая для охотника и обеспечивающая хорошую, красивую и ус-пешную работу собаки.
Можно научить еще собаку подавать дичь и рапортовать /анонсировать/, но это уже не необходимость, а роскошь.
Впрочем, умная, кровная собака, хорошо отходящая от стойки, с годами в большинстве случаев сама додумывается до рапорта.
Наиболее распространенным пороком охотничьих собак являются срывы со стоек и гоньба; в огромном большинстве случаев в этом бывают виноваты сами охотники, слиш-ком дорожащие добычей. Надо твердо помнить, с молодой собакой можно стрелять толь-ко ту дичь, которая поднимается из-за правильной стойки, все же срывающееся на сторо-не, помимо собаки или после ее провинности, должно быть оставляемо без выстрела. За-тем отнюдь не следует ни самому охотнику бросаться к дичи, ни позволять это делать еге-рю после того, как дичь упадет. Надо помнить о необходимости удержать собаку на месте, уложить и упокоить ее. Затем надо послать собаку найти убитую дичь и стать по ней, после чего подойти к ней; подошедшей к убитой дичи собаке надо дать постоять по ней, затем уже поднять ее. Смею уверить, что при таком поведении охотника он всегда найдет и убьет больше и не испортит собаки, которая только при правильной охоте может доставить охотнику истинное наслаждение.
Охотник, который не только дорожит выстрелом и количеством набитой дичи, но и лю-бит природу с ее красотами, натаскивая сам собаку, получит большое удовлетворение, сделает натаску не трудом или тягостью, а развлечением и научится ценить такого друга, каким является для человека умная собака, привязанная к нему.